ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава

ЗМЕЯ И ДУША

Кончик пера в руке Игнация Каркази скользил по страничке, как будто двигался по своей воле. Судя по тем мыслям, которые летописец облекал в слова, можно было поразмыслить, что так оно и есть. Муза, похоже, крепко основалась в его комнате, и внутренний монолог Игнация преобразовывался в сильную симфонию, любая ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава строчка ложилась на свое место так, как будто другого варианта повествования не было.

Такового вдохновения он не ощущал даже при разработке собственных шедевров «Поэма океана» и «Образы и оды». Строго говоря, сейчас, оглядываясь вспять, Игнаций испытывал ненависть к своим своим произведениям за обилие безвкусной мишуры и слащавую ограниченность описаний ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава. Слова и мысли, что переполняли его в реальный момент, – только они имели смысл, и Игнаций ругал себя последними словами за то, что на понимание ему потребовалось настолько не мало времени.

Правда, вот что принципиально. Конкретно это произнес ему капитан Локен, но тогда Игнаций не сообразил его либо не придал ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава значения его словам. После того как Локен взял его под свое покровительство, Игнаций создавал маленькие и жалкие стихи, недостойные Этиопского лауреата, но сейчас все поменялось.

После смертоубийства на стартовой палубе он примчался в свою комнату, схватил бутылку терранского вина и засел за работу.

Праведное возмущение страшной беспощадностью, которой он стал очевидцем ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава, изливалось потоком слов, смелых метафор и решительных осуждений. Работая без перерывов, Игнаций исписал уже три странички «Бондсмана № 7» и испачкал чернилами все пальцы.

– Все, что я сделал до сего времени, было прологом, – шепнул он, не переставая писать.

Но вдруг ему в голову пришла идея, которая принудила отложить ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава перо и поставила его перед выбором. Правда никчемна, если никто ее не слышит.

Командование экспедиции предоставило летописцам пресс-центр, где они могли показывать свои работы и выставлять их на всеобщее обсуждение. Ни для кого не было секретом, что проходящие через пресс-центр материалы подвергались цензуре, а то и совсем воспрещались, так ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава что услугами этого органа не достаточно кто воспользовался. Беря во внимание содержание новейшей поэмы, Каркази не стоило и надежды на его помощь.

Но вот его двойной подбородок дрогнул от усмешки. Каркази порылся в кармашке и вынул смятый листок бумаги – листовку Божественного Откровения, данную ему Эуфратией Киилер. Игнаций ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава расправил листок на столе и накрыл его ладонью.

Текст дешевенького издания был нечетким, а от бумаги пахло нашатырным спиртом – наверное это продукт какого-то личного принтера. Если Эуфратии Киилер удалось им пользоваться, означает, получится и ему.

Перед тем как покинуть капитанскую рубку, Локен позволил Тибальду Марру спалить труп Тембы. Его ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава компаньон в испачканных гноем и гнилостью доспехах не останавливал смертоносную струю огнемета до того времени, пока от страшного трупа не остались только пепел да горсточка обгоревших костей. Акт ликвидирования был только маленьким утешением после погибели брата, но хоть что-то… Оставив еще дымящийся останки, они пустились в оборотный путь через разрушенный ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава корабль.

Когда они выкарабкались из пробоины, на спутнике Давина уже наступили сумерки, бледно-желтый шар планетки погрузился к самому краю мерклого неба. Локен нес блестящий древесный футляр с анафемом, а другие вояки, спустившись с груды обломков, молчком аккомпанировали его к «Громовому ястребу».

Скоро воздух задрожал от рокота, земля ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава качнулась под ногами, и с места посадки имперских военных сил, где начиналась недавняя операция, взметнулись в небо три больших столба огня и дыма. Локен поглядел вослед трем колоссальным кораблям, на которых титаны ворачивались в бронированные утробы звездных крейсеров, и на уровне мыслей поблагодарил их экипажи за помощь в недавнешних ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава схватках с ожившими покойниками.

Очень скоро в небе остались только белоснежные полосы над горизонтом, и только плеск воды и негромкое ворчание ожидавшего «Ястреба» нарушали тишину. Невеселые просторы болот на многие километры вокруг были пусты, и Локен ощутил себя самым одиноким человеком в мире. Малость погодя он различил в небе ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава мелкие голубые огоньки армейских транспортов, последующих за титанами, – последние из остававшихся на поверхности боец тоже ворачивались на орбиту.

– Мы окончили тут свои дела, не так ли? – спросил Торгаддон.

– Думаю, да, – согласился Локен. – И чем быстрее мы вернемся, тем лучше.

– Как ты думаешь, как эта штука сюда попала?

Локену ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава не потребовалось уточнять, о чем речь идет, и он покачал головой, не хотя пока делиться с Торгаддоном своими подозрениями. Как ни обожал он Тарика, он не мог запамятовать о его склонности к трепотне, а ранее времени спугнуть добычу не хотелось.

– Не знаю, Тарик, – ответил Локен, направляясь к опущенному заднему трапу ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава «Громового ястреба». – Я полагаю, мы этого уже никогда не узнаем.

– Брось, Гарви, это я, Тарик! – рассмеялся Торгаддон. – Ты так прямодушен, что совершенно не умеешь врать. Я вижу, что у тебя имеется какая-то мысль, так давай выкладывай!

– Не могу, Тарик, извини, – произнес Локен. – Еще пока рано. Поверь ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава, я знаю, что делаю.

– По правде знаешь?

– Ну, не совершенно, – признался Локен. – Кажется, что знаю. Проклятье, вроде бы мне хотелось расспросить обо всем Воителя!

– Но его тут нет, – увидел Торгаддон, – так что придется поделиться со мной.

Локен, радуясь, что может выкарабкаться из трясин спутника, шагнул на трап, потом обернулся к Торгаддону ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава:

– Ты прав, Тарик, я расскажу для тебя все, но только не на данный момент. Поначалу мне нужно кое-что хорошо обмозговать.

– Слушай, Гарви, я не так глуповат, – вполголоса произнес Торгаддон, приблизившись впритирку, чтоб его слова не услышали другие. – Мне известен только один путь, которым это орудие сюда попало: его привез ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава кто-то из нашей экспедиции. И орудие попало на спутник ранее, чем тут появились мы. А это означает, что его мог привезти только один человек, который был совместно с нами на Ксенобии и попал на спутник ранее нас. Ты знаешь, о ком я говорю.

– Да, я знаю ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава, кого ты имеешь в виду, – согласился Локен, отводя Торгаддона в сторонку, подальше от заходящих на борт воинов. – Но я не могу осознать для чего. Для чего создавать нам столько проблем, похищая клинок, а позже привозить его сюда?

– Я разорву этого отпрыска шлюхи напополам, если узнаю, что он преднамеренно пробовал навредить Воителю ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава! – зарычал Торгаддон. – Легион должен получить его шкуру.

– Нет! – прошипел Локен. – Только не на данный момент. Поначалу нужно узнать, с какой целью все это затеяно и кто еще участвует. Я просто представить для себя не могу, чтоб кто-то замышлял недоброе против Воителя.

– Ты считаешь, что происходит конкретно это? Ты ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава думаешь, что кто-то из примархов покушается на титул Воителя?

– Я не знаю, все это тяжело для себя представить, и больше похоже на сюжет из какой-либо древней книжки Зиндерманна.

Оба на некое время замолчали. Идея о том, что кто-то из бессмертного братства примархов мог сделать попытку свергнуть ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава Хоруса, казалась неописуемой, недопустимой и вопиющей, но…

– Эй, – окрикнул их Випус из глубины «Ястреба», – что вы там втихомолку затеваете?

– Ничего, – с виновным видом ответил Локен. – Мы просто говорили.

– Тогда заканчивайте. Нужно спешить.

– Что-то случилось? – спросил Локен, проходя в кабину пилота.

– Воитель, – произнес Випус. – Они перевозят ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава его на Давин.

Спустя пару мгновений «Громовой ястреб» уже был в воздухе, оставив за собой фонтаны мутной болотной воды, испаряющейся в голубых струях пламени движков. Боевой корабль, набирая скорость и высоту, обрисовал широкий круг, а потом свечой взвился в небо.

Пилот хорошо разогрел движки, и «Ястреб» с ревом пронзил ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава атмосферу.

Большущее красноватое светило уже опускалось за горизонт, и жаркие сухие ветры, поднимающиеся над плато, очень трепали корабль, вошедший в атмосферу Давина. За бронированным стеклом рубки расстилался карий, сухой и пыльный континент. Локен, занявший место в рубке управления рядом с пилотами, внимательно смотрел за равномерно приближающейся красноватой точкой, на ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава обзорной панели судна обозначающей положение штурмкатера Воителя.

Далековато понизу можно было увидеть мерцающие огоньки имперской военной зоны, где экспедиционные силы в первый раз ступили на поверхность Давина. Обширное кольцо огней облегало временные посадочные площадки и защитные укрепления. Пилот вел корабль кратчайшим курсом под крутым углом, так как скорость на данный момент ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава имела большее значение, чем безопасность полета, и по пути «Ястреб» обгонял огромное количество других судов, направлявшихся к поверхности.

– Почему их настолько не мало? – опешил Локен, когда корабль снизился довольно, чтоб можно было разглядеть на земле боец и сервиторов, спешно готовившихся к приему огромного количества судов.

– Не имею представления, – ответил ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава пилот. – Но с орбиты сошли сотки кораблей. Неуж-то им всем разом пригодилось посетить Давин?

Локен ничего не ответил. Огромное количество кораблей, направлявшихся на Давин как раз тогда, стало для него очередной частью неразрешимой головоломки. Каналы вокс-связи были забиты сумасшедшим бредом; рыдающие голоса предсказывали близкий конец ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава света, а другие в то же время благодарили божественного Правителя за спасение собственного избранного отпрыска из смертной тени.

Ни те, ни другие не добавляли ясности. Локен попробовал связаться с кем-нибудь из морнивальцев, но они не отвечали, а когда он не сумел отыскать даже Малогарста на «Духе мщения», в сердечко влезло ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава недоброе предчувствие.

Корабль подлетел к имперским позициям, и Локен увидел непрерывную цепочку огней, протянувшихся к северу от космопорта. Локен отдал приказ пилоту скинуть скорость и опуститься пониже.

По пыльной равнине двигалась длинноватая колонна самых разных тс – танков, подвозчиков снарядов, передвижных станций связи и даже несколько штатских машин ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава, – и каждое из их было битком забито людьми. Все направлялись в горы, и так стремительно, как позволяли движки их машин. «Громовой ястреб» стремительно пронесся над землей в гаснущем свете денька, опередил колонну и понесся далее в том же направлении.

– Как скоро мы доберемся до штурмкатера Воителя? – спросил Локен.

– При таковой ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава скорости минут через 10 либо около того, – ответил пилот.

Локен попробовал собраться с идеями, но царящее вокруг безумие плохо содействовало сосредоточению. С того времени как они покинули планетку интерексов, его разум перевоплотился в бурлящий водоворот, вбирающий в себя все странноватые факты и позже выбрасывающий их на поверхность на пузырьках подозрений. Неуж-то ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава на него до сего времени действует происшедшее с Джубалом? Может быть ли, чтоб силы, обитавшие в Шепчущих Верхушках, до сего времени истязали его и заставляли шарахаться от призраков, которых, не считая него, никто не лицезрел?

Локен готов был бы в это поверить, если б не существование анафема и жесткая ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава уверенность, что 1-ый капеллан Эреб солгал ему по пути на Давин.

Каркази утверждал, что Эреб преднамеренно подталкивал Воителя совершить вылазку на спутник Давина, и его невольное признание в краже анафема вело к единственному выводу: Эреб желал, чтоб Хорус был убит.

Но это желание не имело смысла! Для чего изобретать ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава таковой замудренный метод убийства Воителя? Тут должно прятаться что-то еще…

Факты равномерно скапливались, но ни какой-то из них не укладывался в логические рамки, и Локен никак не мог осознать их подоплеку. Он только знал, что что-то происходит и все это кем-то умело ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава подстроено.

– Мы подходим к расположению штурмкатера Воителя! – кликнул пилот.

Локен стряхнул оцепенение. Он совершенно позабыл о времени, но тотчас сосредоточился на происходящем за бронированными стеклами рубки.

Сейчас их окружали высочайшие горные верхушки и зазубренные горы из красноватого камня, сверкающего прожилками кварца и золота. Корабль летел над старой мощеной дорогой ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава, проложенной по дну ущелья, с потрескавшимися, стертыми временем плитами. По обе стороны дороги еще стояли изваяния издавна погибших правителей, а повалившиеся колонны были похожи на павших на посту часовых. Равнина уже погрузилась в ночную тьму, и только видневшиеся вдали стенки кратера отражали бронзовые лучи заходящего светила.

Пилот скинул скорость, и через расселину ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава корабль влетел в колоссальный кратер, углублявшийся в поверхность не меньше чем на тыщу метров. Дно кратера было плоским, и в центре высилось здание, сложенное из такого же камня, что и окружающие горы. Здание было освещено тыщами горящих факелов. «Ястреб» обрисовал круг, и Локен увидел, что строение ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава представляет собой восьмиугольник, при этом каждый угол венчал высочайший бастион, что присваивало ему вид неприступной крепости. Восемь башен окружали главный купол, и на верхушке каждой из их горел огнь.

Понизу Локен увидел и штурмкатер Воителя, окруженный факелоносцами, которых было не меньше тыщи человек. От штурмкатера к великанским сводчатым воротам вела ровная дорожка ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава, и Локен увидел знакомую фигуру Воителя, которого Сыны Хоруса несли на носилках.

– Высаживай нас! Быстрее! – кликнул Локен.

Он вскочил на ноги, пробежал в пассажирский отсек и сдернул со стойки болтер.

– Что случилось? – спросил Випус. – У нас проблемы?

– Может быть, – ответил Локен и оборотился к находящимся на ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава корабле воякам: – После посадки следуйте за мной.

Его вояки с обычной быстротой приготовились к десантированию, а пилот «Ястреба» до максимума сбавил скорость и высоту. Освещение кабины с красноватого сменилось на зеленоватое, полозья корабля очень ударились о землю. В тот же момент створ заднего лючка погрузился, образуя трап, и Локен, выскочив из корабля ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава, побежал к зданию.

Ночь уже спустилась на землю, но воздух еще оставался жарким, и запахи невидимых цветов заполняли его горьким благоуханием. Гарвель бежал впереди собственных людей, и факелоносцы кидали вослед группе озадаченные взоры. Капитан увидел, что это были коренные жители Давила.

Туземцы отличались большой выносливостью, высочайшим ростом ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава, тонкими жилистыми конечностями, густым волосяным покровом и носили прически, похожие на хвост Абаддона. Они были в длинноватых накидках из сверкающих кружевных пластинок, практически все – вооружены несколькими кинжалами, висячими на перевязи, и простыми с виду пороховыми пистолетами. Перед Астартес все расступались, склоняя головы, и в один момент Локен направил внимание на то ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава, как очень эти существа отличаются от людей.

Во время первого посещения планетки он не очень много внимания уделял коренным обитателям. Тогда он был рядовым капитаном, и все его помыслы были обращены лишь на выполнение приказов и достижение поставленных целей, ему было не до антропологических изысканий. Ну и ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава на данный момент, при том сумбуре, который царствовал в его идей, он совсем случаем направил внимание на внешность давинитов. Просто их было много.

Только в окружении сотен коренных обитателей планетки их генетическое отличие очень оказалось на виду, и Локен вдруг опешил, как они ухитрились избежать истребления еще 6 10-ов ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава годов назад, ведь первыми вошли с ними в контакт Несущие Слово, а этот Легион не отличался терпимостью к отклонениям от нормы.

Локен вспомнил гневный спор Абаддона с Воителем по поводу интерексов. 1-ый капитан тогда напористо рекомендовал вступить с ними в войну только из-за их снисходительности к ксеносам. Даже не ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава принимая во внимание никаких других обстоятельств, один только внешний облик давинитов давал довольно поводов к войне, но этого почему-либо не случилось.

Местные обитатели точно вели свое происхождение от людской расы, но отличие этой ветки от людей было более приметным, чем отличие Астартес. Плоские лица, черные глаза, в каких не ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава видно зрачков, и чрезмерное, практически как у обезьян, количество волос на головах и руках больше напоминали Локену искусственно выведенных мутантов, которых использовали в неких подразделениях имперской армии. То были примитивные существа, у каких хватало мозгов лишь на то, чтоб махать клинком либо стрелять из простейшей винтовки, и менее ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава. Такая практика не очень нравилась Локену, и хотя жители Давина, непременно, обладали более развитым умом, чем мутанты, их внешность никак не развеяла его тревог.

Вобщем, Гарвель очень скоро выкинул из головы давинитов, так как уже подошел к громоздкой лестнице, высеченной в горе и увенчанной изображениями клубящихся змей и пылающими жаровнями. Два ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава узеньких канала, по которым вниз сбегала вода, делили ступени на два боковых прохода и один центральный.

Процессия, несущая Воителя, уже достигнула второго марша лестницы, и Локен понесся к ним, перепрыгивая сходу через три ступени. Раздался громкий скрежет камешков, одномоментно вызвавший в воображении картину закрывающейся цельной двери.

– Быстрей! – кликнул ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава Гарвель.

На самом верху лестницы дрожащие огоньки углей в жаровнях отбрасывали красный свет на скульптуры и отражались в железной чешуе и их кварцевых очах. Последние лучи заходящего солнца свалились на змей, обвившихся вокруг колонн, и на мгновение почудилось, что они оживились и спускаются к ступеням. Зрелище было ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава не из приятных, и Локен, открыв канал вокс-связи, заорал:

– Абаддон, Аксиманд? Вы слышите меня? Откликнитесь!

Ответом был треск статики, и Локен ускорил шаг.

В конце концов он добрался до конца первого марша, и на открывшейся взору залитой лунным светом эспланаде увидел еще более змей, украшавших каждую колонну. Меж ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава колоннами шел сужающийся проход, ведущий к огромным воротам дворца. Широкие створки кованой бронзы были распахнуты, и при виде этого сурового портала, за которым царила непроглядная тьма, таящая внутри себя неизвестное, у Локена по коже пробежали мурашки.

Врата начали запираться. Перед ними стояли вояки Астартес. Но Воителя с ними уже не было ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава.

– Резвее! Боевой марш! – закричал Локен и помчался вперед циклопическими прыжками, к которым Астартес прибегали, когда не было никакого транспорта.

С таковой скоростью они могли передвигаться на значимые расстояния и после чего были способны биться в полную силу. На бегу Локен молчком молился, чтоб после чего марш-броска им не пришлось ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава вступать в бой.

При не далеком рассмотрении оказалось, что спирали и полосы ворот – глупый на 1-ый взор узор – образуют умело переданные сцены. Гибкие тела змей тянулись от 1-го листка к другому, свивались в кольца, заглатывая свои хвосты, переплетались меж собой в супружеских играх.

Полная картина открылась ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава только тогда, когда створки совсем сошлись, громко лязгнув. В отличие от Хоруса, Локен не был знатоком искусства, но величавая картина, сложившаяся из бессчетных образов на сошедшихся створках, поразила даже его. Центр композиции создавало большущее дерево с раскидистыми ветвями, на которых висели самые различные плоды. Три толстых корня занимали нижнюю часть ворот и ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава как будто тянулись к широкому бассейну, вода из которого, протекая через эспланаду, спускалась по главной лестнице.

Древесный ствол обвивали две змеи, и их головы покоились на верхушке. Локен опешил, как это изображение похоже на татуировки, имевшиеся на плечах всех апотекариев Легиона.

У края бассейна, перед закрывшимися воротами ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава стояли семеро Астартес. Они все были в доспехах Сынов Хоруса, и все отлично известны Локену: Абаддон, Аксиманд, Таргост, Седирэ, Экаддон, Кибре и Малогарст.

Все вояки были без шлемов, и, чуть они обернулись, на каждом из лиц он увидел одно и то же выражение – немощного отчаяния. Не раз и не ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава два Локен проходил через ад с каждым из этих воинов, и схожее состояние его братьев одномоментно рассеяло ярость Локена, оставив заместо него пустоту и скорбь.

Замедлив шаги, он подошел впритирку к Аксиманду.

– Что вы наделали? – спросил он. – Братья, что все-таки вы наделали?

– Мы сделали то, что было нужно, – ответил Абаддон ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава заместо промолчавшего Аксиманда.

Локен проигнорировал Первого капитана.

– Небольшой Хорус? Расскажи, что вышло.

– Как произнес Эзекиль, мы сделали то, что было надо сделать, – произнес Аксиманд. – Воитель погибал, а Ваддон ничем не мог ему посодействовать. И вот мы доставили его в Дельфос.

– Дельфос? – переспросил Локен.

– Так именуется это место ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава,– объяснил Аксиманд.– Храм ложи Змеи.

– Храм?! – воскрикнул Торгаддон. – Хорус, вы принесли Воителя в церковь? Вы сошли с мозга? Командир никогда не согласился бы на это.

– Может, и не согласился бы, – вмешался Сергар Таргост, выйдя вперед и встав рядом с Абаддоном, – но он уже не мог даже гласить. Последние ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава несколько часов он проговорил с этой писакой, а позже растерял сознание. Нам пришлось поместить его в стазис-поле, чтоб доставить сюда живым.

– Тарик прав? – спросил Локен. – Это вправду храм?

– Храм, церковь, Дельфос, дом исцеления, именуй, как хочешь, – пожав плечами, ответил Таргост. – Воитель лежит на смертном одре, и ни приверженность религии, ни ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава ее отрицание на данный момент не имеют значения. У нас осталась одна-единственная надежда, так неуж-то мы должны были от нее отрешиться? Если ничего не сделать, Воитель умрет. В этом месте у него есть еще шанс выжить.

– И какую стоимость вы платите за его жизнь? – резко спросил ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава Локен. – Вы сами принесли его в дом лживых богов. Правитель гласит, что цивилизация может добиться расцвета только тогда, когда последний камень последнего храма падет на голову последнего жреца, а вы принесли сюда Воителя! Это противоречит всему, за что мы сражались в протяжении 2-ух веков. Как вы сами этого не осознаете?

– Если ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава б Правитель был тут, он поступил бы так же,– произнес Таргост, и от этой лжи гнев опять завладел Локеном.

Он угрожающе шагнул навстречу Таргосту.

– Ты считаешь, что можешь предугадывать волю Правителя, Сергар? Неуж-то главенство в потаенной ложе дает для тебя такие способности?

– Нет, естественно, – презрительно усмехнулся Таргост. – Но ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава я точно знаю, что он бы не желал погибели собственного отпрыска.

– И потому доверил бы его этим… дикарям?

– Конкретно от лож таких дикарей берет начало наш потаенный орден, – увидел Таргост.

– И это еще одна причина им не доверять, – бросил Локен, а потом оборотился к Випусу и Торгаддону. – Пошли. Мы ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава заберем Воителя отсюда.

– Это нереально, – заговорил Малогарст и, колченогая, подошел к Абаддону.

У Локена создалось воспоминание, что его братья образуют барьер меж ним и воротами.

– Что это означает?

– Врата Дельфоса владеют одной особенностью: если они закрылись, отворить их можно только изнутри. Человека, нуждающегося в исцелении, приносят сюда ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава и оставляют на попечение нескончаемых духов мертвых вещей. Если они решат, что он должен жить, он сумеет без помощи других открыть врата, если нет, створки разойдутся через девять дней, его останки предадут сожжению, а потом развеют над этим бассейном.

– И вы оставили Воителя снутри? Да с таким же фуррором вы ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава могли бросить его и на «Духе мщения». А что такое «вечные духи мертвых вещей»? Что это может означать? Это какое-то безумие, неуж-то вы сами этого не осознаете?

– Стоять в стороне и глядеть, как он погибает, – вот что было безумием, – произнес Малогарст. – Ты осуждаешь нас за то, что мы ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава любим его. Усвой это.

– Нет, Мал, я не могу вас осознать, – обидно ответил Локен. – Как вам исключительно в голову взбрело принести его сюда? Вам посодействовали какие-то скрытые познания, которыми владеют члены ложи?

Никто из братьев не отвечал, и Локен, переводя взор с 1-го лица на ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава другое, в один момент понял ужасную правду.

– Эреб? Эреб сказал вам об этом месте?

– Да, – признал Таргост, – он издавна знаком с этой ложей и был впечатлен возможностями их жрецов излечивать нездоровых. Если Воитель выживет, ты будешь признателен Эребу за то, что он сказал нам о храме.

– Где он? – востребовал ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава Локен. – Он ответит мне за все!

– Его тут нет, Гарви, – заговорил Аксиманд. – Это дело касается Сынов Хоруса.

– И все таки, где он на данный момент? На «Духе мщения»?

– Наверное, – пожал плечами Аксиманд. – А почему это тебе так принципиально?

– Я думаю, братья, что всех вас просто ввели в заблуждение, – произнес Локен. – Сейчас ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава только Правитель способен излечить Воителя. Все другое – лживое вероломство и домыслы нечестивых заклинателей трупов.

– Но Правителя нет с нами! – резко сделал возражение Таргост. – И мы принимаем всякую вероятную помощь.

– Тарик, а что ты скажешь? – спросил Абаддон. – Неуж-то и ты, как Гарви, отречешься от собственных братьев по Морнивалю ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава? Иди к нам.

– Может, Гарви и доверчивый упрямец, Эзекиль, но он прав, и я не могу присоединиться к вам в данном деле, – произнес Торгаддон и прямо за Локеном оборотился к выходу.

– Вы запамятовали свои клятвы Морнивалю! – кликнул им вослед Абаддон. – Вы обещали хранить верность братству до конца жизни. Вы – клятвопреступники ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава!

Слова Первого капитана стукнули Локена с силой болтерного заряда, и он резко тормознул. Клятвопреступник. Сильное слово.

Аксиманд ринулся к нему, схватил за руку и повернул лицом к бассейну. Движение воздуха вызвало рябь на темной поверхности воды, и Локен увидел в ней пляшущее отражение желтоватой луны Давина.

– Видишь ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава?! – кликнул Аксиманд. – Луна отражается в воде, Гарвель. 1-ая четверть юный луны… Конкретно этот знак был прикреплен к твоему шлему после принятия обета Морниваля. Брат мой, это не плохая примета.

– Примета? – возмутился Локен, стряхивая руку Аксиманда. – С каких это пор ты веришь в приметы, Хорус? Клятва Морнивалю была спектаклем, но ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава это уже ритуал. Это чернокнижниченство. Я тогда и гласил вам, что не склонюсь ни перед каким храмом и не признаю существование духов. Я гласил вам, что согласен почетать только Имперские Правды, и на данный момент повторяю то же самое.

– Прошу тебя, Гарви, – умолял его Аксиманд. – Мы поступаем верно.

Локен удрученно покачал ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава головой:

– Я думаю, мы все будем сожалеть о том деньке, когда принесли сюда Воителя.

Часть 3-я

ОБИТЕЛЬ ЛЖИВЫХ БОГОВ

КТО ТЫ?

Обряд

Старенькый ДРУГ

Хорус открыл глаза и улыбнулся, лицезрев над собой голубое небо. Мирные и размеренные облака, подсвеченные розовыми и оранжевыми лучами, плыли перед его очами. Несколько мгновений он следил за ними, потом ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава приподнялся и сел, опершись на руки и ощущая под ладонями капли свежайшей росы. Он нашел, что совсем наг, а подняв руку к лицу, вдохнул сладкий запах травки и хрустальную свежесть воздуха.

Перед ним развернулся пейзаж непревзойденной красы – величавые горы в снежных шапках, закутанные в зеленые мантии ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава хвойного леса, заслоняли горизонт, а у их подножия широкая пенящаяся река несла ледяные струи. Сотки пушистых травоядных животных паслись на равнине, а в небе кружили птицы с широкими крыльями. Хорус посиживал на отлогом склоне у самого подножия гор, солнце нежно согревало его лицо, и травка казалась умопомрачительно мягенькой.

– Итак вот оно что ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава, – расслабленно произнес он себе. – Означает, я погиб.

Никто ему не ответил, но он и не ждал ответа. Так ли происходит со всеми, кто погибает? Он смутно припомнил чьи-то рассказы о старых заблуждениях, о рае и аде, глупых словах, суливших заслугу за повиновение и наказание за грехи.

Хорус ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава вдохнул полной грудью, вбирая в себя благоухание прелестной земли: запах свободного и одичавшего мира, запахи населяющих его живых созданий. Бодрящая прохлада заполнила легкие. Он пробовал воздух на вкус и был поражен его чистотой. Но как он сюда попал… И где он?

Он был… где? Хорус ничего не мог ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава вспомнить. Он знал, что его зовут Хорус, но не считая этого – ничего, только смутные мемуары, становившиеся все более дальними и расплывчатыми при каждой попытке зацепиться за их.

Решив как можно больше выяснить о мире, что его окружает, Хорус поднялся на ноги, поморщился от очень тугой повязки на плече и, опустив глаза ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава, увидел пятно крови, просочившейся через белоснежную тунику из узкой шерсти. Но разве он не был оголенным всего несколько секунд вспять?

Хорус не стал думать над этой загадкой и рассмеялся:

– Ада не существует, но это место очень похоже на рай.

В горле у него пересохло, и он ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава направился вниз к реке, ощущая мягкость травки даже через только-только показавшиеся на ногах сандалии. Река оказалась далее, чем ему казалось, и прогулка несколько затянулась, но это его не беспокоило. Таким красивым пейзажем можно было насладиться и дольше. Хотя в глубине сознания билась какая-то напористая идея, он не направил ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава на нее внимания.

Горы, казалось, доставали до самых звезд, их верхушки терялись в облаках, и, посмотрев на их, он увидел, что пики изрыгают в воздух клубы ядовитых газов. Хорус поморгал; остаточное изображение черных, охваченных дымом бугров из железа и бетона обожгло его сетчатку, как будто ненароком мелькнувшая в ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава памяти сцена грубого насилия. Он отнес это явление за счет новизны воспоминаний и отправился далее по неровной почве, заросшей высочайшей травкой, ощущая, как хрустят под ногами кости и отходы многолетнего производства.

Хорус ощутил пепел в горле и еще более возжелал пить, а хим запахи с каждым шагом становились все посильнее. Он ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава распознал бензол, хлорин, пары соляной кислоты и неограниченное количество угарного газа – смертельно страшный набор для хоть какого живого существа, не считая него, – и мимоходом опешил, откуда все это ему понятно. Река уже совершенно рядом, и Хорус пробежал по мелководью, радуясь холодной свежести, а потом зачерпнул пригоршню воды ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава.

Ледяная вода обожгла кожу, меж пальцами проникли тягучие капли едкого водянистого шлака, и он выплеснул жидкость назад в реку и вытер руки о собственный балахон, уже значительно запачканный сажей и порванный. Хорус поглядел ввысь и увидел, что сверкающие ледяными верхушками горы перевоплотился в большенные башни из меди и железа, нацелившие в небо ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 4 глава широкие жерла, как будто плотоядные пасти, способные поглотить и выплюнуть назад целые армии. Потоки ядовитых отходов текли от подножия башен и отравляли реку и равнину, где одномоментно увядали и погибали все растения.


grafik-uchenih-zanyatij-na-2014-2015-uch-god.html
grafik-vihoda-na-rabotu-v-magazin-prodovolstvennih-tovarov-1-kv-2012g.html
grafik-vihodov-viezdov-nablyudatelej-po-monitoringu-gia-v-period-s-23032017-po-14042017-tehnologicheskij.html